биеннале поэтов

биеннале поэтов

В декабре 2019 года состоится XI Международный фестиваль «Биеннале поэтов в Москве» (президент и автор идеи Евгений Бунимович). Гостями форума станут поэты Латинской Америки. По приглашению организатора Биеннале д. ф. н. Наталии Азаровой Paradigma примет участие в фестивале — предваряя старт программы, мы публикуем подборку поэ­тов Латинской Америки.

поэты латинской америки

Али Кальдерон / Alí Calderón (Мексика)

* * *

Теперь когда ночь это хищный цветок
а любая вспышка внутри неё
отзывается болью в ранах от усмиренья плоти
теперь когда день с тишиною
перегорели во мне и стали пеплом
теперь ты сама венок из цветов ты ранка
ты успокоилась
тебя невозможно представить в чужих руках
Скандал свивший гнездо в твоих волосах
повинуясь ветру распутает их соскользнет на землю
Серьги будут ритмично дрожать в такт твоему смеху
и это останется точкой отсчёта на изогнутой линии времени
между нами

Теперь дом заполнит эхо от стука твоих каблуков
ты опробуешь алый блеск для губ майку с круглым вырезом
сдержанные духи

Расстояние — это растянутое «теперь» уходящее
за пределы зрения

Теперь когда я схожу на нет в разреженном воздухе
пока ватные диски порхают снимая твой макияж
а твоя нагота под закрытыми веками жжётся

Теперь когда твоё имя окутано пылью и тишиной
когда я назову тебя и мои слова не станут плотью
когда ты будешь несбывшимся прорицанием
не обязанным тут появиться при мысли «ты…»

Теперь,
в самом «теперь» из этих «теперь»

я разламываюсь на части.

* * *

Ahora que la noche es una flor carnívora de sombra

y que todo destello en la negrura
invoca antiguas llagas que humillaron la carne

ahora que silencio y día son
la ceniza que me habita estarás

collar de flores y rasguño
atemperada
ignota en otras manos
Deslazado por el viento y esparcido
un escándalo descenderá por tu cabello
Se agitarán tus pendientes al terso ritmo de tu risa
y ahora será un punto en el tiempo
plegado para siempre entre nosotros
Ahora tus tacones de alta aguja inundarán la casa con su eco
ensayarás el gloss de escarlata tono el escote sport
las fragancias de discreto dulce
La distancia será el ahora que se extienda hasta más allá
de lo tocado por la vista
y ahora
mientras me consumo en el aire enrarecido
y desmaquillas en lento espiral tu rostro
arde tu desnudez bajo mis párpados

Ahora que tu nombre está rodeado de polvo y de mutismo
que no mudarán en carne mis palabras nominándote
que presagio serás inacabado
y no habrás de aparecer de pronto si te pienso
ahora justo ahora
ahora
me quiebro

Перевёл с испанского Геннадий Каневский
(при участии Александра Ануфриева)

Иоланда Пантин / Yolanda Pantin (Венесуэла)

Иллюстрация Ольги Туркиной

Парагуана

Чтобы убить змею
с головы,

нужно пересечь узенький перешеек
так, чтобы море было видно
с обеих сторон.

Белёсое море с небольшими
    угасающими волнами.

Плечи откалываются,
они вроде бы подпирают республику,
часть которой голова,
и она наклоняется к морю.

Она главенствует в пейзаже, как глаза
в теле, — нефтепереработка.

Ни одной живой души.

Остатки мусора, которые гоняет ветер
и оставляет среди кактусов и кустиков мескита,
кажутся бойкими
трепещущими в порывах ветра флагами.

Paraguaná

Para matar a la culebra
por la cabeza

hay que atravesar un istmo muy estrecho
de manera que es posible
ver a ambos lados el mar cercándolo.

Un mar blanco, con pequeñas
    olas apagadas.

Los hombros que se desprenden,
parecen sostener a la república
de la que es parte la cabeza
que se inclina hacia el mar.

Domina el paisaje, como los ojos
al cuerpo, la refinería.

No respira un alma.

Los restos de basura que trae el viento
y deja entre los cardones y mogotes de cujíes,
parecen, bajo estos vendavales,
estruendosos, trepidantes banderines.

Перевела с испанского Наталия Азарова

Марио Бохоркес / Mario Bojórquez (Мексика)

* * *

сейчас ты наверное лежишь в кровати на животе
читая испанский роман
а твои икры подняты
     над рисунком простыни
в твоей талии что-то вспыхивает
     от соприкосновения с бельем и ты думаешь
об огне
который сжигал нас и хочется
вернуться на краешек того пожара
ты потеряла нужную строчку и пробегаешь глазами ища ее
тебе трудно вернуться к сцене
которую испанский писатель выдумал в бреду
ты заставляешь себя снова внимательно прочесть
     то чего уже не понимаешь
переворачиваешься на спину и смотришь на фотографии
с книжной полки и тебя захватывают
     мечты

как близко ты была от них и как далеко
какая давящая атмосфера заполнила
     весь огромный мир
как хочется топтать религию страну
     язык
чтоб снова задышали лёгкие

но это тебя сейчас не заботит
тебя заботит будущее
детонатор завтрашнего дня
миндаль полностью очищенный от скорлупы
     блестящее зёрнышко
наполненное соком ты говоришь себе как жарко
при этом зная что холодный ветер бьёт в окна

иногда хочется протянуть руку
и накинуть поясок удовольствия на твою талию
это могу быть я или чьи-то ещё объятия
заворачивающие твоё легкое тело в тяжесть мира
кто-то унесёт тебя подальше от берегов
внутреннего моря
где есть только звук крови
шумно бегущей цветущей твари

ты возвращаешься в комнату из которой не выходила
сказать что так лучше что ничто уже не имеет значения
что никогда и никого не будет
для совершенного округлого
счастья

* * *

ahora estarás tirada bocabajo en la cama
leyendo una novela española
mientras tus pantorrillas se elevan
    sobre el dibujo de las sábanas
hay algo en tu cintura que se enciende
    con el roce del elástico y piensas
todos pensamos en un momento del día
en aquel fuego que nos quemó y ansiamos
volver ahí al borde de ese incendio
pierdes la línea y lees sin leer
y luego te cuesta trabajo regresar a la escena
que el novelista español fraguó en horas de delirio
te obligas a volver y lees con cuidado
    lo que ya no entiendes
y te volteas bocarriba y ves las fotos
de tu librero y te quedas colgada de aquellos
    tus sueños tan queridos

qué cerca has estado de ellos y qué lejos
qué opresiva atmósfera se ha vuelto
    el ancho mundo
qué ganas de patear una religión un país
    un idioma
y todo vuelva a respirarse a ritmo de pulmón

pero nada de eso te preocupa ahora
te preocupa el futuro
el detonador del mañana
la almendra más allá de la cáscara
    la pepita brillante
y llena de aceite te dices qué calor
y sabes que el aire frío golpea las ventanas

qué ganas a veces de extender la mano
y que el placer rodee tu cintura
puedo ser yo u otro nadie el que en su abrazo
envuelva tu cuerpo aligerado ya de la carga del mundo
y que te lleve lejos más allá de las costas
mar adentro
donde sólo exista el sonido de la sangre
que corre en su rumor de bestia florecida

vuelves al cuarto de donde no has salido
para decirte que es mejor así que nada importa
que nunca habrá ni un cómo un dónde
para la perfecta la redonda la exacta
felicidad

Перевёл с испанского Андрей Сен-Сеньков
(при участии Александра Ануфриева)

Роландо Санчес Мехиас / Rolando Sánchez Mejías (Куба)

Антропологическое

свинина
оскорбила твои чувства
пришлось отменить
помолвку

не знаю
знала ли ты что
народ цембага на Новой Гвинее
для своих пиршеств
забивает свиней
да ещё сколько свиней
доходит до семи тонн
чтобы тут же и съесть сообща

в этот день
народ цембага
и враги народа цембага
пляшут ревут задыхаются
вот такой хоровод
мира и войны
над
горами свинины

рассказал тебе это
чтобы ты знала
насколько экономика
лежит в основе любви

Antropológica

Иллюстрация Ольги Туркиной

la carne de cerdo
te hizo daño
y anuló
el compromiso

no sé
si sabías que
los tsembaga de Nueva Guinea
en sus fiestas
matan cerdos
y más cerdos
unas 15 000 libras
que luego distribuyen

ese día
los tsembaga
y los enemigos de los tsembaga
gimen bailan jadean
es decir ciclos
de paz y de guerra
sobre
montañas de cerdos

te contaba esto
para que supieras
cuánta economía
subyace en el amor

Перевёл с испанского Дмитрий Кузьмин

Джованни Гомес / Giovanny Gómez (Колумбия)

Слова для пробуждения

На темной улице столичного округа Боготы
юноша говорит мне что я не могу любить его
и снова потерянная тишина во взглядах скользящих по крышам
Я знаю что мой старик на носилках в коридоре больницы
он не слушает медсестёр и ругает посредственность этой жизни
и счастье что нет ещё наглости смерти
но между чистыми стеклами блекнет любая решимость
Иногда солнце томится под водами что не смешиваются с дождем
Память приносит на стол кусок горячего мяса
завернутого в газету
и жирный пот разбивает новости прошлых дней
продвигаясь как будто толпа на сигнал светофора
Цветок мака тоскует когда я закрываю глаза
плывущие каноэ цепляют ветер в моих словах
но кровь на листьях платанов омолаживает цветы
словно тигр готовый меня сожрать открыл глаза
и я смог увидеть собственное лицо

Palabras para despertar

Por una calle oscura de Bogotá DC
un muchacho me dice que no puedo amarlo
y de nuevo un silencio extraviado recorre los techos en la mirada
Sé que es mío el viejo sobre una camilla por el corredor del hospital
él que desoye las enfermeras y maldice la mediocridad de esta vida
la fortuna que no llega la impertinencia de la muerte
pero la voluntad de las formas se vuelve gris entre los cristales perfectamente limpios
A veces el sol languidece bajo aguas que no se mezclan con la lluvia
el recuerdo trae un pedazo de carne caliente a la mesa
está envuelta en periódico
y el sudor grasoso que deslíe las noticias de días pasados
avanza como esta mancha de gente en la luz del semáforo
Una flor de amapola pesa cuando cierro los ojos
canoas navegando amarran los vientos en mis palabras
pero hojas de plátanos teñidas de sangre remozan sus flores
como si el tigre listo a devorarme abriera sus ojos
y yo pudiera en su camino ver mi rostro

Перевёл с испанского Николай Звягинцев
(при участии Артёма Серебренникова)

Хамила Медина Риос / Jamila Medina Ríos (Куба)

Овация

В мирке футбольных болельщиков
как в чертогах преисподней —разумеется—
смех крики пивной чад
и такой специфический запах…
там есть турнидары:
угрозы поплатиться головой
изнасиловать главаря
или подружку главаря
банды соперников.

Я дрожу
спрашиваю себя кто будет главарём нашей банды
знаю что в этот час
никакой стриптиз не увлечёт их
не угомонит
смотрящих за голами
но если главарём будешь ты
и мы проиграем
то не тебя а меня изнасилуют
одна-две-три тысячи победителей
берущих силой ворота
через меня.

Проклятое женское тело
формой напоминающее
поддельную сетку ворот
ничего не стоит публично поиметь.

В конце концов
что такое гол если не изнасилование
стотысячекратно одобренное
—под небесами—
распахнутой глоткой стадиона.

Ovación

Entro en el submundo de los veedores del fútbol
como en las arcas del Infierno —por supuesto—
hay risas gritos humo de cerveza
y ese olor tan característico…
hay torneos:
los veedores se piden las cabezas
se amenaza con violar al cabecilla
o a la novia del cabecilla
de cada bando contrario.

Tiemblo
me pregunto quién será el cabecilla de nuestro bando
sé que a esta hora
ningún striptease los sacará de quicio
los meterá en cintura
con el ojo en el gol

pero también sé que si perdiéramos
si fueras tú el cabecilla
olvidado de ti
me violarán 1-2-3 mil vencedores
no mirando mi carne
sino la portería.

Maldito cuerpo de mujer
con esta forma de falsa valla
red encubierta
que no tiene el valor de la penetración en público.

A fin de cuentas
qué es un gol sino una violación
cien mil veces aclamada
—bajo el cielo—
en la garganta abierta del estadio.

Перевела с испанского Мария Малиновская
(при участии Артёма Серебренникова)

Об авторах:

Али Кальдерон (р. 1982) — поэт, критик. Доктор Lingüística Literatura. Профессор факультета философии и литературы Автономного университета Пуэблы. Живёт в Мехико.

Иоланда Пантин (р. 1954) — поэтесса, драматург, автор книг для детей. Обладательница премии Fundarte Poetry (1989). Стипендиатка Фонда Рокфеллера. Живёт в Каракасе.

Марио Бохоркес (р. 1968) — поэт, переводчик. Основатель и редактор журнала Circle of Poetry. Лауреат премий им. Э. Очоа, Агуаскальентес и др. Живёт в Койоакане (Мехико).

Роландо Санчес Мехиас (р. 1959) — поэт. Основатель журнала DIÁSPORA (S) (1997-2002), выходящего в формате самиздата из-за цензуры на Кубе. Живёт в г. Сабадель (Испания).

Джованни Гомес (р. 1979) — поэт. Основатель и редактор журнала Luna de locos. Лауреат Национальной поэтической премии им. Марии Мерседес Каррансы. Живёт в Боготе.

Хамила Медина Риос (р. 1981) — поэтесса. Магистр прикладной лингвистики (го­то­вится к получению докторской степени). Редакторка поэзии в Ediciones Unión. Живёт в Гаване.

О переводчиках:

Геннадий Каневский (р. 1965) — поэт. Автор восьми поэтических книг. Лауреат премий журнала «Октябрь» и «Московский наблюдатель». Живёт в Москве.

Наталия Азарова (р. 1956) — поэт. Доктор филологических наук. Лауреат Премии Андрея Белого. Организатор Биеннале поэтов. Живёт в Москве.

Андрей Сен-Сеньков (р. 1968) — поэт. Автор тринадцати поэтических и прозаических книг. Лауреат Премии Андрея Белого. Живёт в Москве.

Дмитрий Кузьмин (р. 1968) — поэт, переводчик. Главный редактор журнала «Воздух». Лауреат Премии Андрея Белого. Живёт в г. Озолниеки (Латвия).

Николай Звягинцев (р. 1967) — поэт. Автор семи книг. Лауреат премии «Московский счёт». Живёт в Москве.

Мария Малиновская (р. 1994) — поэтесса, исследовательница современной поэзии. Лонг-лист премии Аркадия Драгомощенко (2019). Живёт в Москве.

Александр Ануфриев — филолог, переводчик. Окончил МГУ им. М.В. Ломоносова. Научный сотрудник Института языкознания РАН. Кандидат филологических наук. Живёт в Москве.

Артём Серебренников (р. 1985) — филолог, переводчик. Окончил МГУ им. М.В. Ломоносова. Работает в НИУ «Высшая школа экономики». Кандидат филологических наук. Живёт в Москве.

Смотрите также
Закрыть меню