ступай же ступай

ступай же ступай

Поэт, филолог. Родился в 1974 году в Харькове. Автор стихотворных книг «Лето сурка» (2011), «Нищенка в Дели» (готовится к печати), книг и статей по истории, поэтике и теории литературы, один из редакторов журнала «Солнечное сплетение» (1998–2004), научного сборника «Генделев: Стихи. Проза. Поэтика. Текстология» (2017) и др. изданий. Преподаватель Свободного университета, приглашенный преподаватель в Университете Констанца. Стихи публиковались в журналах «Воздух», «Волга», «Двоеточие», «Зеркало», «Новое литературное обозрение», «Носорог», TextOnly. Живет в Модиине (Израиль).

Дрейф

                        Илане

вода в машинном отсеке по грудь
сыпятся искры
но здесь в каюте сохраняется удивительное спокойствие
как будто оно и есть капитан
как будто из пробитого легкого
радиорубки не вырывается противный свист
на палубе живой лигр
не склонился в растерянности над человеческим паззлом
никогда не видавший корабля молодой айсберг
не подошел на такое расстояние
которое можно преодолеть вплавь
как раз к остановке сердца

* * *

заслуженный морж берет под козырек
дрессировщица треплет его по бивню

на ней такая же белая фуражка
ей ужасно идет

кланяйся на пять часов
кланяется

кланяйся на семь часов
кланяется на семь

терпи
терпит восторженно

рыбачь
он долго возится с наживкой сдувает пивные хлопья

поздно вечером товарищ лев
рассказывает о своей нубийской невесте

как ждет его как считает закаты
на рожки да ножки счет закатам ведет

морж хороший товарищ
не хочет показать недоверия

* * *

последним что различила фара
совершенно целая
повиснув на нервных волокнах
была спрессованная в синеву голубизна
как бы трехмерная диаграмма хруста
бесконечно извилистая
но столь же и четкая
подставленная
как слуховой канал
морю клаксонов
несущему строительные леса
с их строителями и прорабами
всё это вперебивку с буквально уже морскими фрагментами
большими дельфинятами сбитыми водным транспортом
серебристыми тарелками из-под шашлыка
гофрированными их бортами
но этого уже ничего не увидела единственная фара
всего того что впрочем футурологи никогда
не исключали

* * *

на зигфридовой пустоши
где они с отцом запускали змея
с недавних пор что-то странное творится
пропадает скотина
телки потом приходят
с новым колокольчиком
безразличные ко всему
как-то с вечера привязали овцу
посмотреть что будет
наутро паслась чуть поодаль
с перекушенным вервием
и вскорости пала
что-то и с пастухами не так
перешли на диалект
никому в глаза не смотрят

как привольно было на пустоши в оны дни
у отца еще не украли мотоцикл
у мамы не украли отца
и змею было не под силу оборвать леску

* * *

приближаясь и удаляясь одновременно
разливаясь как лунный свет
сбиваясь в кучу
разбиваясь на полухория
вытягиваясь в цепь

разношерстные голоса поспевают всюду
но сами шакалы держатся на расстоянии вытянутого
голоса друг от друга
непрерывно высматривая
каких-нибудь грызунов сквозь прорези
для глаз
каких-нибудь нарушителей комендантского часа

лощина с переброшенными мостами
делит город как река
шакалы клянутся в неверности
как речные черти

Бидермайер

что такое земные сутки в керамическом исчислении
лет десять наверное может и все пятнадцать

когда вечереет мы завариваем лунцзин
банный сумрак ложится на дно глиняной шахты
пахнет дымящимся папоротником потным хвощом
первенец весеннего сбора чай просыпается
медленно распускает листья в теплой среде

на поверхности чайника всё приходит в движение
седоусый дракон до сих пор лежавший как колода
посреди покинутого дворцового комплекса
говорит одиноко слоняющемуся козлу
слышишь как блеет коза у меня в животе
ступай же ступай же к ней она заждалась

* * *

здание мясокомбината под углом к дороге
всё в трещинках наподобие кровеносных нитей
от вибрации множества холодильников

холодильники несыто урчат
вдруг особенно громко
перекрывая даже сельскохозяйственный самолет
потом затыкаются так внезапно
как если бы нас тут ждали
и вот сейчас из-за угла выйдет заведующий в опрятном халате
и сверясь с ведомостью подтвердит
мы вас ждали
и метко запустит камнем в знакомую псину

мы должны уехать немедленно
ключ поворачивается
мотор нарушает затишье
делается так страшно как если бы
не завелся