выжившие в квир-революции

выжившие в квир-революции

Поэт, переводчик. Родился в 1989 году в Донецке. Учился в Донецком медуниверситете. Активист ЛГБТ-движения, транс*активист, квир-феминист. Участник квир-анархофем инициативы «Лавандовая угроза». Работал в программах профилактики ВИЧ-инфекции. Публиковался в журналах «Воздух», TextOnly, Modern Poetry in Translation (перевод на английский Татьяна Ретивова), газетах «Ышшо Одын — Ышшо Одна», «Листок», на сайте «полутона» и др. Лонг-лист премии Аркадия Драгомощенко (2017). Живёт в Киеве.

* * *

если мы нажмём на маленькую
клавишу стоп
зафиксируем вечность движения
прямоугольников света от фар
в окнах твоей мастерской

остановим течение тока
по нервным волокнам бедра
отменим фиксацию
твой взгляд расфокусируется

оторви кусочек крыла
мой потолок разворочен бомбами
с обеих сторон
мне нечем прикрыться

мы могли бы влюбиться друг в друга
мы совсем забыли о холоде

* * *

молодая женщина в метро
заслоняет от меня своего ребенка
не смотри говорит не смотри
приставляет ладонь словно шору
не смотри на него мой козленочек
вдруг ты сам таким станешь
все люди с цветными волосами пидоры
вам говорят что это неправда
что есть маскулинные геи
истинные защитники охуевшего в жопу отечества
со стальными бицепсами
не курящие марихуану

но послушайте это неправда
это продукт западной пропаганды
призванной сбить вас с пути
истинно говорю вам
все с цветными волосами пидоры
яркие девушки любят пизду
синеволосые мальчики ебутся друг с другом

мы не маргиналы и следим за здоровьем
говорит переодетый в тётку мужик
из локального транс сообщества
с хуевым как водится макияжем
блондинистым париком тремя высшими
образованиями

но послушайте это неправда
я читаю это обдолбанным
на трезвую голову в жизни
не додумаешься критиковать ваши скрепы
лезть в ваши традиционные семьи
тыкать хуем в гниль и тухлятину
здесь вообще невозможно без трипа

каждый вечер я обессиленный
прихожу домой после этой войны
повезло — не избитый свідомой фашней
снимаю ботинки и распускаю волосы
обнимаю себя
падаю на диван перебирая перед сном
словно фотокарточки в маленьком альбоме
образы своих возлюбленных
засекреченных суперагентов
не выживших в квир-революции

* * *

полгода назад я
потерял свой любимый номер
ноль пятьдесят два три четыре
шесть пять пять четыре
палец двигался по клавишам словно
ступенькам вверх и вниз
немного споткнувшись
я не успел заплатить за эту скоро
говорку
опоздал всего на пару недель

сейчас я сижу в кресле мешке
обнимающем меня вместо
отсутствующего любовника
сколько всего я успел потерять
или испортить
опоздав ненадолго
2 пятна на тачпаде
3 серебряных
гвоздика
4 раза — твое доверие
6 — жетончик на метро за 5 гривен
5 — жетончик на метро за 4 гривны
и ещё что-то теплое кажется
с нечётным количеством
родинок

* * *

мне уезжать 31‑го
ты как говорит
ты как
тебе плохо что ли

черт его знает
что отвечать
как вообще к тебе обратиться
кто-то из моей жизни
из моей ли

кто-то впервые вспомнившая мое
старое имя и другие
донецкие улицы
кто-то показавшая мне закат
пыльный и серый с высоты
общего балкона
как в моем доме по ильича 40
на восьмом этаже

кто-то кто будет ходить
переставлять вещи в моей квартире
во время отсутствия
может выпьет брошенные лекарства
помастурбирует на свежевыстиранном белье из секонда
нальет слишком много средства для стирки
не в то отделение
разобьет чашку

подаренное тобой растение кажется
уже невозможно вернуть
ни к жизни ни в магазин
патология за каждым окном
вот она собственная
комнатная смерть
наблюдай блядь и радуйся

ты как говорит ты как
я вот мужа завела он недорогой
и долго хранится
полгода выковыривала его
из этих ужасных брюк
а ты как вообще
ты как

ты как говорит
ты как
чем на жизнь зарабатываешь
профилактикой ВИЧ-инфекции говорю
вот сегодня одна заявила
не надо мне ВИЧ некогда
я батареи сейчас меняю ремонт

но все чаще не отвечаю
на такие вопросы
и от любимого черного чая теперь
неебической силы изжога наверное
необходимо переходить
на что-то совсем нелегальное

поставить фильтры и черные списки
на фразу ты как
так чтоб из каждой трубки таким
металлическим голосом
с полусекундным ожиданием
и характерным щелчком
никуда не звоните
ничего не изменится

Колыбельная для моего Любимого

если расслабить руки они примут
форму овала
я не люблю жарких одеял и поэтому
сплю под самым теплым сейчас будто
мне горячо от твоего тела
от места предназначенного
для твоего тела
причудливая поза
тело калачиком а ноги
кладу на воображаемое очертание тебя
словно это части твоего не до конца найденного
скелета
л в л в л в
осторожно прикасаться к твоим маленьким
льдинкам
теперь ты должен спать осторожнее
теперь тебе тоже есть что
потерять

Смотрите также
Наталія Бельченко
Ярослав Головань
Дмитрий Гаричев
Закрыть меню