он/она спасены

он/она спасены

Поэт. Родилась в Воронеже. Окончила Воронежский государственный медицинский институт и Литературный институт им. А. М. Горького. Доктор медицинских наук. Публиковалась в журналах «Новое литературное обозрение», «Воздух», «Новый мир», «Волга», «Лиterraтура», «Цирк “Олимп”+TV», TextOnly, Slavica Tergestina (Италия), альманахе «Артикуляция» и др. Автор книг «Подводная лодка», «Белые ноги деревьев», «Анатомический театр». Лауреат Малой премии Московский счет (2018). Живет в Москве.

полиэтилетовые мешки памятников

в полиэтиленовые мешки загрязнённой местности
прячут загранпаспорта
будто невыездные
будто знают то что не знают дети
растущие в бытовухе мясокомбината дома быта взросления
пока не станут калеками
для того чтобы считаться взрослыми

памятник дзержинскому — произведение искусства —
утверждают взрослые
будто памятник не полиэтиленовый мешок
до краёв наполненный мёртвыми именами

сага о рубленых головах любви

Маргерите Де Микель

1
иногда он завязывает тебе глаза
и ты идёшь не важно куда
иногда он становится кенгуру
ты согреваешься в сумке припадаешь к его соскам
иногда руки и ноги его холодны
рыбьим ртом хватаешь сушь нелюбви
иногда — ты отражение его самого в толстых линзах его очков
иногда — девочка для битья/питья/бритья — посмешище/инструмент
            для его амбиций
иногда — он твой чёрный ящик/лабиринт тупиков/тоннель куросавы
иногда — дед мазай —
тысячи зайцев тебя плывут по бликам реки
иногда он становится сыном терзает тебя/себя
тревогой/тремором/геморроем
несовершенства

трудно их/его разделить
понять — твоё/не твоё —
где послед-
нее
самое настоящее

тебе дана лишь одна любовь — одна на всех — на них
она обнимает/обволакивает/скручивает узлом
кости — их/голоса — их
пьянство/ревность/нежность/никчёмность/ни-о-чём-ность
заматывает в шёлковый кокон — всех в один-единственный кокон
кормит куколку/бабочку ждёт — день и ночь ждёт/жжёт крылья/ломает ноги

бабочке

и опять — ждёт

2
топор падает/попадает по шее — разрубить не может

картонные любовники рассыпаются при приближении тёплой плоти

он поводит им вправо — рушатся города
влево — как растения растут пирамиды
мессершмитты пикируют сквозь лобок
в позвоночник

тебе
не хочется больше
угощать сигаретами в арке
всех встречных

топор выпадает из рук палача
палач/его плач уходит в запой/забой

3
арки внутри тебя — разные виды сквозняков
та что наполнена любовью — горячий ветер пустыни
открывается для попыток/пыток преодоления одиночества физиологией

теперь я люблю тебя на несколько часов больше —
пишет он в утренний мессенджер
всегда боюсь за тебя — пишет

твоя любовь вытягивается в трубочку/поёт
или вытягивается в стальное дуло орудия/бьёт

утверждающему: есть выбор
никто не верит

неужели пришло время погубить всех
кого я спасла/спасаю — думаешь ты

из-за страха
из-за горячей/горячечной арки

любви

4
казалось бы — простое поступательное движение

если простое поступательное движение
перевести в окружность
получится мельница

так много муки
и совсем нет хлеба

любовь — трансвестит времени
бебиситтер мальчика-гемофилика —

последние капли крови

если испечь хлеб — он/она спасены

гены самосожжения свободы равенства братства

ты — типичный предатель родины —
говорит мне лола —
почти террористка
как ты стала предателем родины —
спрашивает племянник
из-за тебя мы не можем ничем гордиться —
злятся коллеги

мой прадед был террористом-народовольцем
его сестра сожгла себя пламенем керосиновой лампы в казематах
в знак протеста против рабства
прадеда заковали в кандалы отправили в донскую станицу
они были первыми жертвами свободы равенства и братства в нашей семье

каждый раз от запаха керосина
во мне случается вспышка короткого замыкания
включаются стартовые лампочки генов самосожжения

позывные от них
скользят точечными ударами азбуки морзе
по целлюлитно-цинковому обесцвеченному телу памяти

я всегда чувствую запах керосина
если знаю —
от носов моих ботинок до войны
всего двести километров

потерянная галактика детройта

если вырастить детройт до маленькой потерянной галактики
внутри неё окажутся псков рязань кострома курск донбасс мариуполь
и другие подвешенные за крыши безногие плохо освещённые
         инвалидные города —
теневой тираж географических карт протекающих потолков
миллиарды рассеянных пастельных мазков пуантилизма
стриптизирующих до последних слоёв штукатурки

будто они — далёкое прошлое

но порой внезапная вспышка жизни
вдруг возвращает реальность места/города —
мозолью от босоножки
каплей пота на переносице
запылившимися непальскими масками у ног торговца
игрушечным пианино с какофонией звуков
кофейным запахом
обезьянкой из цирка
фотографией могилы на странице фейсбука:
при увеличении лица — давний знакомый
при увеличении даты — уже полгода
(так и не поговорили)

тогда

гипсокартонные стены
как посмертная маска будущего
разламываются

красный кирпич прорастает травой
трава — горит/говорит

прелюдии шопена

прелюдии шопена — досуха отжатое белье бытия
романтическая квинтэссенция нераскрытых возможностей

сестра моего деда не могла выбрать кем быть —
музыкантом или врачом
её выдали замуж за мужика
пытались спасти от советской власти
он воспитывал её в русской семейной традиции —
порубил фортепьяно на дрова

она родила двух детей и умерла
от тоски
слово депрессия тогда не знали
от неё осталась лишь нотная тетрадь

в ней — прелюдии шопена

Дивіться також
Александр Скидан
Виталий Лехциер
Close Menu