только не оборачиваясь

только не оборачиваясь

Фото Чингиза Тибея

Поэт, прозаик, переводчик. Родился в 1971 году в Павлодарской области (Казахстан). Окончил Санкт-Петербургскую Академию культуры. Автор пяти книг стихов. Публиковался в журналах «Воздух», «Волга», TextOnly, «Цирк “Олимп”+TV», «Арион», «Дактиль», «Лиterraтура» и др. Участник антологий: «Явь и сны: Новая поэзия Казахстана», «Освобождённый Улисс: Современная русская поэзия за пределами России» и др. Участник литературных фестивалей в Казахстане, России, Бельгии и Франции. Произведения переведены на английский, испанский, казахский, китайский, португальский и сербский. Живет в Астане (Казахстан).

семейный каннибализм

конягу звали Гришка
и мы её любили
холили и как водится лелеяли
в табун отпускали в апреле
на альпийские лужки
летом её навещали
сахар приносили в ладонях и каменную соль

она кристаллы брала губами
замшевыми и смешными
и шевелила ими так благодарно
что все параллели на всех континентах
не знали благороднее взгляда

грянула первая вьюга
и по дворам полыхнула резня
по всей людоедской округе

всех пустили под нож
забили на мясо
чтобы волчьи морозы в степи пережить

но мы напоследок с ним говорили
шептали о весне и о лете
совали рафинад
в чёрные хохочущие губы
толкали красавца в бока
мяли податливую шею
дышали в глаза

* * *

мир длится не прекращаясь
свидетельством тому птичьи перистые облака
рвущиеся через двор
разинувший рот посреди типовой застройки
вопящий ночной травой
влажной как губы хулиганки
у чёрной жемчужины озера горящей посреди гор
бьющий в нос неистовым запахом конского счастья
слегка пригоревшим
сводящим с ума после третьего бокала мерло
с чилийского высокогорья
кровоточащим то ли от того что так заведено до нас
то ли от того что это мы так придумали только что
высунувшись в ополоумевшее окно
орущее о правде
тех самых
влажных         мучающих         улетучивающихся

* * *

кофейная пена шевелящаяся украдкой
пузырящаяся в оловянном горле медной джезвы
медленно вскипающая но не выплёскивающаяся наружу
не переливающаяся через край
с чёрным зеркальцем посредине       овальным глазом бури
роды киноплёнки в наплывах нефти
мерцание образов
вселенная
вскипающая дециллионы свистящих лет

но до сих пор не исторгшая взрыв головокружительного аромата

под пристальным оком невидимого
с вожделением и отчасти любопытством ожидающего
что же выйдет из всего этого
временами
совершающего молниеносное вмешательство
умиротворяющее чересчур агрессивное брожение элементов

и утро по-прежнему длится

приснившееся стихотворение

она обожала обтирать влажную вытянутую морду
тереться носом о подвижные тревожно раздувающиеся распахивающиеся навстречу
чёрные ноздри
целовать шлёпающие зажмурившись пахучие хлюпающие губы
пришёптывая
жеребёночек мой жеребёнок
37-ой

есть ли ещё какие вопросы
к ней

только вращающийся на месте как оловянная чашка
круглый
звенящий уходящий строго вертикально
вверх

какое же всё же голубое!

когда ничего не остаётся
      только вверх       только на свободу       только
не оборачиваясь

оцепенение

когда он полусонный глянул в окно
едва не оторопел от того что произошло за ночь
с тем кто ещё вчера подавал признаки жизни
а теперь оцепенел мучительно вытянулся
строгими остекленелыми глазами обратился в себя

не звучал как ещё день назад на все лады
не шелестел жухлой полувоенной листвой саженцев-новобранцев
однозначность теперь его
нота
раньше бы сказали однозвучность

но что-то всё-таки есть
под смертельными белилами на твёрдом
как бы лице
какой-то тусклый свет
как будто не спеша идёт как невидимый пар изо рта
в ожесточённый воздух
когтистый клыкастый стоит только пустить
в тёплые обомлевшие от ужаса
лёгкие

одно хорошо думает он глядя на окоченелый проспект
вони будет поменьше хотя бы эти полгода
да и вот эта самая тишина
такая внезапная

вот за это спасибо

Дивіться також
Иван Стариков
Юрий Гудумак